Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава

Чеди не знала еще многого. Вобщем, и сама Фай Родис не подозревала, что в этот самый момент посреди гор Предкавказья посиживал у великанского телескопа создатель картины, узнаваемый астролог. Подбадривая себя таблетками, снимающими сон, он дежурил третью ночь. Перед ним, усиленные в миллион раз, мелькали на дисплее красноватые точки пятизвездного скопления в созвездии Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Рыси. Кое-где там, может быть у этого жалкого красноватого огонька выше скопления, в тыщах лет пути светового луча, должен вынырнуть «Темное Пламя». На нем незабвенная Фай Родис, чьи многозначные образы сейчас сумеет истребить в его памяти только погибель…

Как раз тогда в сфероиде пилотской кабины Фай Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Родис и Гриф Рифт тоже смотрели на красную звезду. Инженер-пилот додумался верно – мерклое светило, казавшееся на дисплее небольшим диском, было солнцем Торманса.

Вир Норин и Мента Кор уже обусловили расстояние – триста восемьдесят миллионов км предстояло пройти звездолету на анамезонных моторах – обыденных галлактических движках. Если б звездолет не был стопроцентно заторможен Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, а шел хотя бы с так именуемой «скоростью подхода» в 0,1 Л, то он мог достигнуть Торманса ровно через три с половиной часа. Но разгон и потом торможение «Темного Пламени» добивались еще около 30 часов.

Победно зазвучали сигналы, загнавшие людей в амортизационные кабины магнитных шахт.

«Темное Пламя» скачками помчался Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава по новенькому курсу. Еще до возникновения ЗПЛ обыденные звездолеты, оборудованные магнитными гасителями инерции, получили прозвище «звездных кенгуру» конкретно за эту способность неописуемо резвого набора скорости.

Див Симбел и Соль Саин настроили автоматы управления корабля, чтоб пройти набор скорости, полет и торможение в едином цикле. Весь экипаж, погруженный в смягчавший неудобства Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава гипнотический сон, не покинул амортизационных кабин. Никто на корабле, не считая ведущих путную съемку и журнальчик ботов, не мог следить, как вырастало красное солнце, меняя расцветку на все более красноватый цвет. Поначалу оно росло медлительно, потом стало приближаться с угрожающей быстротой, изливая на звездолет свою пламенную силу. Достигнув Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава в поперечнике практически 2-ух метров, оно смотрелось не плоским диском, а шаром в обширно раскинувшейся светящейся мантии. Оно отдалилось настолько же стремительно, как корабль прошел анастерий, и сравнялось в размерах с Солнцем, видимым с Земли.

Звездолет окончил обрисовывать точную кривую. Его скорость свалилась до назначенного минимума. В отдельной Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава малеханькой кабине, где дремали Див Симбел и Вир Норин, заработали аппараты пробуждения, которые разбудили бы дежурных в случае хоть какой проблемы в ОЭС. Скоро все тринадцать человек собрались в пилотском сфероиде, смотря на приближавшуюся планетку. 2-ая от собственного светила и много поближе к нему, чем Земля к Солнцу, она тоже имела только Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава один удаленный спутник экваториального воззвания. Космонавты отлично знали чистую голубизну родной планетки, становившуюся все ярче и радостнее по мере приближения к ней. Торманс же оказался густо-синим, а там, где сгущения пасмурного покрова отражали и слабее рассеивали лучи красноватого солнца, – фиолетовым. В густоте расцветки планетки был колер Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава неприветливости. Более нервные, чем космонавты, люди, может быть, узрели бы во наружном виде Торманса нечто наизловещее.

Синий шар висел в черном небе, а под ним, чуть приметный, плыл пепельный диск спутника.

– Все таки Торманс, наверняка, был третьей планеткой, – звучно произнес Тор Лик. – 1-ая издавна свалилась на свое светило Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, как то будет с нашим Меркурием. Звезда эта старше… – Астрофизик замолк, смотря на приемный экран фронтальных локаторов, прочерченный дугой пунктира.

Гриф Рифт ринулся к пульту, но Олла Дез обогнала его и включила связь. В длинноватом окошке под локатором побежали недлинные вертикальные столбики, а переводная машина стала выпевать две нотки – ре и соль Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, повторяя их без перерыва.

– Язык Кольца! – воскрикнул Гриф Рифт.

Олла Дез передвинула индекс переводной машины. Тотчас в окошке проема побежали числа: 02, 02, 02, 02… – галактические позывные станций Величавого Кольца. Звездолет вызывали!

Какие-то неслыханно чувствительные локаторы нашли приближение «Темного Пламени» и сейчас обращались к нему на языке, общем для Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава миллионов планет галактики и внегалактических звездных скоплений, объединенных в могучий альянс Величавого Кольца. Даже галактика М-31, либо Туманность Андромеды, сейчас при помощи звездолетов прямого луча присоединяет колоссальную мощь собственного коллективного разума, собственного Кольца, к нашему, и это только самое начало новейшей эпохи ЭВР. Этот условный язык, расшифрованный отпрыском Земли Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, незабываемым Кам Аматом, готовился зазвучать в обыденных знаках с планетки Торманс!

Но тогда как неверны были земные представления о ней! Если тормансиане входят в Кольцо, знают его язык и разговаривают с братьями по разуму, то никакой планетки мучений не существует. Это миф, ошибка, вызванная случайным недопониманием. Возможно, мышление цефеян Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава очень отличалось от жителей созвездия Дракона, пославших ЗПЛ в 20 шестую область восьмого оборота, и это не могла проверить станция Величавого Кольца, передавшая сообщение Земле!

Чеди Даан показалось, что в звездолете повеял ободряющий ветер дальной Земли. Заместо того чтоб стучаться в двери негостеприимной, может быть агрессивной, планетки, они приходят зваными Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава гостями, равные к равным. Все будет понятно тормансианам, и напрасны опаски оскорбить либо быть обиженными недоверием и боязнью.

Товарищи Чеди делили ее удовлетворенность. Исключительно в остром лице Оллы Дез промелькнуло на миг разочарование. Из неосознанного желания подражать Фай Родис Чеди Даан сначала поглядела на нее, уловив брошенный Гриф Рифту взор Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава радостного облегчения, практически торжества. Фай Родис немного откинулась вспять, чтоб не отворачиваться от экранов, и подала Гриф Рифту руку таким жестом, что Чеди пришла в экстаз… Она еще никогда не смотрела на главу экспедиции как на даму, в особенности рядом с такими блестящими представительницами собственного пола, как Олла Дез Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава и Эвиза Танет. А на данный момент в Родис как будто объединились нежность мамы, доброта доктора и удовлетворенность сознавать себя прелестной.

Бег цифровых сигналов за стеклом приемника длился установленное число минут. Потом последовала череда других символов. Жесткий, слабо модулированный глас, каким гласили компактные переводные машины на кораблях, медлительно Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава произнес: «Всем, всем, всем. Передается путное сообщение…»

Чеди похолодела и беспомощно обернулась. Фай Родис моментально наклонилась к приемнику, а Гриф Рифт сжал в кулак руку, только-только державшую пальцы торжествующей Родис. «Передается путное сообщение экспедиции с планетки, – машина как будто подавилась, издав несколько непонятных звуков, и продолжала как и раньше бодро и Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава бесстрастно: – Мы установили ориентир галактических координат и предупреждение на необитаемом спутнике населенной планетки. Слушайте поначалу предупреждение: 02, 02, 02, 02, – слушайте предупреждение».

– O-ox! – вздохнул кто-то со всей горечью расстройства, чуть машина на секунду замолкла.

«Предупреждение кислородной жизни. Не делайте посадки. Планетку заселяет гуманоидная цивилизация большой плотности, ИТВ (индекс Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава технической высоты) около 36, не входящая в ВК. На просьбу принять звездолет, посланную на их языке, ответили незамедлительным отказом. Они не желают гостей. Не делайте посадки на планету».

Машина сделала вторую паузу, а в окошке поползли значки и числа, ненадобные для заблаговременно знавших координаты землян. Люди стояли в молчании, пока снова не повторились Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава нотки и числа галактических позывных.

– Все ясно! – Олла Дез выключила приемник.

– Да, – невесело произнес астронавигатор, – бомбовая станция на спутнике. Исправно работает третье столетие. Молодцы цефеяне!

– Вообщем, если б не они… – начала Олла Дез.

– Нас бы здесь не было, – отозвался Соль Саин, сухо засмеявшись от пережитого напряжения.

Люди задвигались и Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава заговорили, стараясь скрыть друг от друга свое разочарование.

– Прошу внимания, – закончил дискуссии Гриф Рифт и обратился к Фай Родис: – Каковой план?

– Как до этого, без конфигураций, – ответила она, опять превратившись в прежнюю, размеренную и твердую Родис.

– Нужно ли поначалу приближаться к спутнику, – спросил Гриф Рифт, – сейчас, когда Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава сообщение цефеян подтверждает его необитаемость?

– И все таки нужно. Мы с нашим опытом можем узреть то, что могли не осознать и, как следует, не увидеть цефеяне. Может быть, на спутнике остались сооружения прежней цивилизации Торманса, только потом пришедшей в упадок. На планетке могла существовать еще больше старая цивилизация, вымершая либо истребленная Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава современными жителями Торманса, если они вторженцы…

Гриф Рифт кивнул, безгласно соглашаясь.

«Темное Пламя» медлительно приближался к спутнику и, уравняв с ним свою орбитальную скорость, начал облет мертвенного шара поперечником около 600 км, как Мимас Сатурна. Массивные стереотелескопы ощупывали сероватую поверхность, местами пересеченную прямыми трещинками провалов и низких гор. Ленты Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава отснятых кинофильмов прямо из аппаратов тянулись в повышение, достаточное, чтоб рассмотреть отдельные камешки. Перекрестный облет не отдал ни мельчайшего подтверждения, что на спутнике когда-либо обосновывались разумные существа. Нашли даже бомбовую станцию цефеян, комфортно устроившуюся в полуцирке, врезанном в крутой обрыв пузырчатой светлой лавы. В это комфортное, защищенное от метеоров Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава место на втором круге облета грохнулась бомбовая станция «Темного Пламени», возвестившая на языке Кольца, что ЗПЛ Земли прибыл сюда со специальной миссией и будет садиться на планетку. Продолжение работы станции более 5 лет с момента сброса значит смерть звездолета, о чем планетка СТ 3388+04ЖФ (Земля) просила сказать по Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Кольцу при первой способности.

– Не запамятовать бы выключить на оборотном пути, – озабоченно произнес Див Симбел, – такие случаи были на радостях, когда спасались с небезопасных планет.

– У нашей есть предохранительное устройство, – заверил Соль Саин, – тут дополнительный контур. Будем удаляться от Торманса и его спутника, станция будет издавать вой, пока не Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава выключим.

– Тогда все готово! Пора идти на Торманс, – произнес, зевнув, инженер-пилот.

– Успеем отдохнуть. Фай Родис предупредила, чтоб мы подходили к планетке как можно медлительнее, с дневной стороны, не пользуясь локаторами и не сигналя.

– Подкрадываемся, как античные охотники к зверьку, – недовольно усмехнулся Соль Саин.

– Вам не нравится? – опешил Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Див Симбел.

– Здесь есть что-то плохое – прятаться, приближаться тайком!

– Фай Родис гласила о необходимости не беспокоить жителей Торманса. Если они воинственно настроены к гостям из космоса, то приход «Темного Пламени» вызовет возмущение, а нам придется один-два месяца вертеться на орбите вокруг планетки, пока мы изучим язык и ознакомимся Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава с обычаями. Если они выяснят о звездолете, летающем над их планеткой, то на данный момент мы даже не сможем разъяснить, для чего мы тут!

– Цефеяне же разъясняли!

– Возможно, заучив одну-две фразы. И получили отказ. А мы не должны его получить – очень далек был путь, и Торманс – наша цель, а не Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава мимоходом увиденная планетка, – произнес Див Симбел.

– А не похоже это на нескромное подглядывание из-за угла? – не сдавался Соль Саин. – Способы, годящиеся для старых людей, а не для высшей формы общества… А вот и наш социолог! Вы какого представления, Чеди? – Инженер-кибернетик пересказал разговор.

Та задумалась, позже Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава решительно объявила:

– Было бы недостойно людей Земли и нашей эпохи, если б явились, подсмотрели и тихо возвратились вспять. Никакого вреда мы бы не причинили, но это… заглядывать в комнату человека, когда он ничего не подозревает… Мы объясним, – когда спустимся на планетку, и они усвоют.

– А если не усвоют Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава и не воспримут? – упорствовал Соль Саин, саркастически щурясь.

– Не знаю, вроде бы я решила. Я согласна с Родис.

– И я думаю так же, – произнес инженер-пилот. – Тем паче, что вы оба упускаете из виду существенную деталь. С огромной высоты, на какой мы можем вести устойчивый орбитальный полет, мы увидим только Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава самые общие детали жизни планетки. И сможем ловить только те передачи, какие созданы для всей планетки. По другому говоря, мы увидим и услышим только открытую общественную жизнь. Нам больше ничего и не надо для осознания их языка и норм поведения.

– Верно, Див! Я не сообразила этой обычной вещи сходу. Что вы Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава скажете, Соль?

Инженер-кибернетик развел руками, соглашаясь.

– И очередное, – продолжал Див Симбел. – У их нет больших искусственных спутников, и мы ничего не нарушим в системе их связи.

– А может быть, вообщем нет спутников, ни больших, ни низких? – спросил Соль Саин.

– Скоро увидим, – произнес Див Симбел.

Глава III
Над Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Тормансом

«Экваториальная скорость планетки палитра 1 дробь 16, период воззвания 22 земных часа…» – докладывал сумматор, не по-человечески верно произнося слова. Широкая лента записей ползла в приемник путного журнальчика. Автоматы «Темного Пламени» кропотливо изучили Торманс, не упуская ни одной детали.

– Поражает количество углекислоты в нижних слоях атмосферы, – произнес Тор Лик. – А сколько еще Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава растворено в океанах! Похоже на палеозойскую геологическую эру Земли, когда углекислота еще не была отчасти связана процессами углеобразования.

– Тепличный эффект? – осведомился Соль Саин.

– Климат тут вообщем мягок и равномерен. Экватор Торманса стоит «вертикально» по сопоставлению с Земным, другими словами перпендикулярно к плоскости орбиты, а ось вращения однозначна с Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава линией орбиты. Это могло бы дать резкую зональность, но Торманс бежит по орбите раза в четыре резвее Земли…

– Нехватка воды может свести на нет эти достоинства, – вмешался Гриф Рифт, читавший кривые зондажа поверхности, – площадь океанов 50 5 сотых, а медианный перепад колебаний по глубине – один-два километра.

– Само по себе это Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава еще не гласит о недочете воды, – произнес Тор Лик, – будем изучить баланс испарения, насыщенности водяными парами, рассредотачивание ветровыми потоками. Огромных припасов льда на полюсах при таком климате ждать нечего – мы их и не лицезреем. Нет и полярных фронтов и вообщем сильных перемещений воздушных масс.

Люди продолжали работу у устройств Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, временами бросая взор в шахту зрительного обзора, которую открыл для их Гэн Атал. Пронизывая толщу стенок корабля и заканчиваясь широким окном из прозрачной иттриевой керамики, шахта через систему зеркал позволяла обозревать планетку невооруженным глазом.

В прозрачном окне под звездолетом чуть приметно двигалась планетка. «Темное Пламя» крутился на высоте 20 2-ух тыщ км Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава чуток медлительнее планетки: так было комфортно просматривать поверхность Торманса. Пасмурный покров, поначалу показавшийся землянам таинственно плотным, на экваторе изобиловал большенными разрывами. В их проплывали свинцовые моря, карие равнины вроде степей либо лесов, желтоватые хребты и массивы разрушенных низких гор. Наблюдатели равномерно привыкали к виду планетки, и больше подробностей становилось Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава понятным на снимках.

Торманс, практически однообразный по размерам с Землей и схожий на нее в почти всех общих чертах планетарного порядка, резко разнился с ней в деталях собственной планетографии. Моря занимали широкую область на экваторе, а континенты были смещены к полюсам. Разбитые меридиональными проливами, точнее, морями, континенты составляли вроде бы Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава два венца, любой из 4 частей, расширявшихся к экватору и сужавшихся к полюсам, схожих на Южную Америку Земли. Издалека и сверху поверхность планетки производила воспоминание симметричности, резко хорошей от сложных очертаний морей и суши Земли. Огромные реки текли приемущественно от полюсов к экватору, впадая в экваториальный океан либо его заливы Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава. Меж ними показывались необъятные клинья неорошенной суши, по-видимому, пустынь.

– Что произнесет планетолог, – по обыкновению сощурился Соль Саин, – диковинная планетка?

– Ничего диковинного! – принципиально ответил Тор Лик. – Более старая, чем наша Земля, но резвее крутящаяся. Как следует, полярный сдвиг континентов проходил резвее и зашел далее, чем у Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава нас. Симметрия, точнее, похожесть 1-го полушария на другое – дело случайное. Возможно, глубины Торманса спокойнее, чем земные, – не так резки поднятия и опускания, нет либо не достаточно действующих вулканов, слабее землетрясения. Все это закономерно, удивительнее другое…

– Обогащение углекислотой при высочайшем содержании кислорода? – воскрикнул Гриф Рифт.

– Очень много тормансиане сожгли естественного горючего Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава. Тут будет нам тяжело дышать и придется избегать глубочайших впадин рельефа. Зато море, насыщенное углекислотой, будет прозрачным, как в древние геологические эры Земли… наверняка, с массой известкового осадка на деньке. Все это не вяжется с численностью поселения, отмеченного цефеянами двести 50 годов назад.

– Здесь много противоречий меж планетографией и Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава демографией, – согласился Гриф. – Может быть, не стоит стараться их разгадать, пока не спустимся на низкую орбиту. Раз нет искусственных спутников, то, не считая риска обнаружения, ничто не мешает нам облететь планетку на хоть какой высоте.

– Тем паче что мы взяли уже все с первой орбиты, – жарко схватил Тор Лик.

– Еще заняты Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Чеди и Фай. Нашей лингвистке удалось получить тексты достаточной длины, чтоб узнать структуру языка способом Кам Амата. Фай Родис желает, чтоб мы, приблизившись к планетке и следя за передачами, уже понимали речь тормансиан.

– Уместно! Избежать неправильных ассоциаций, из которых образуются стойкие клише, мешающие осознанию.

– О, вас, планетологов, хорошо подготавливают! Даже Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава по психологии.

– Издавна увидели несовершенство физикокосмологов, сосредоточившихся лишь на собственной области. Без представления о человеке как факторе планетного масштаба случались небезопасные ошибки. Сейчас за этим смотрят, – произнес Тор Лик, вставая и останавливая ленивый ход желтоватой ленты.

– И вкупе с тем вы отлично преуспели в специальности. Чуть закончив подвиги Геркулеса Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, вы изобрели гипсоболометр и со спутника открыли тот огромный медно-ртутный пояс, о котором до сего времени спорят геологи как о редком исключении, – добавил Гриф Рифт.

Юный планетолог порозовел от наслаждения и, чтоб скрыть смущение, добавил:

– А исключение это залегает на глубине 20 км чуть не подо всем Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Синийским щитом!..

Планетолог ожидал недолго. Еще некоторое количество дней (ночи были очень маленькими на таковой высоте облета), и «Темное Пламя» неприметно соскользнул на орбиту высотой наименее половины поперечника Торманса и, чтоб не расходовать много энергии, прирастил относительную скорость.

Чеди и Фай Родис завесили круглый зал гипнотаблицами языка Торманса. Каждый Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава член экипажа, закончивший конкретную работу, приходил сюда и погружался в созерцание схем, сразу прослушивая и подсознательно запоминая звучание и смысл слов чужого языка. Не совершенно чужого – семантика и альдеология его очень походили на античные языки Земли с умопомрачительной консистенцией слов Восточной Азии и всераспространенного в конце ЭРМ британского языка. Подобно земному Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, язык Торманса был всепланетным, но с какими-то остаточными диалектами в различных полушариях планетки, для которых пришлось выдумывать условные наименования, подобные земным. Полушарие, обращенное вперед по бегу Торманса на орбите, окрестили Северным, а заднее – Южным. Как выяснилось позже, астрологи Торманса называли их соответственно полушариями головным и хвостовым – Жизни и Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Погибели.

Всеобщность языка облегчала задачку исследователей, но изменение высоты звука и носовое, то растянутое, то убыстряющееся произношение оказались много сложнее земного, с его точным и незапятнанным выговором.

– Для чего это? – негодовал Гриф Рифт, самый отстающий из всех учеников Чеди. – Разве нельзя выразить колер мысли излишним словом заместо подвывания Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, крика либо мяуканья? Не возвращение ли это к праотцам из числа скакавших по веткам?

– Для других проще одно и то же слово произнести по-разному, меняя смысл, – сделала возражение Тивиса, виртуозно «мяукавшая», по выражению командира.

– А для меня проще уяснить 10 слов, чем взвыть посреди либо в конце уже известного, – недовольно Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава хмурился Гриф. – Не все ли равно, 100 либо 100 50 тыщ слов?

– Не все равно, если орфография так очень не совпадает с произношением, как у тормансиан, – авторитетно заявила Чеди.

– Как могло получиться настолько несуразное расхождение?

– Из-за некомпитентного консерватизма. Оно наблюдалось и у нас во времена до мирового языка и до рационализации Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава разноречья, которую принудило произвести возникновение переводных машин. С ускорением развития общества язык стал изменяться и обогащаться, а правописание оставалось на прежнем уровне. Даже ужаснее: упрямо упрощали орфографию, облегчая язык для ленивых либо тупых людей, в то время как публичное развитие добивалось все большего усложнения.

– И в итоге Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава язык утрачивал свое фонетическое достояние?

– Безизбежно. По существу, процесс был труднее. К примеру, у каждого народа Земли с подъемом культуры шло обогащение бытового языка, выражавшего чувства, описывающего видимый мир и внутренние переживания. Потом, по мере разделения труда, появился технический, проф язык. С развитием техники он становился все богаче, пока число слов Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава в нем не превысило общеэмоциональный язык, а тот, напротив, оскудевал. И я подозреваю, что общеэмоциональный язык Торманса так же беден, как наш в конце ЭРМ, и даже еще беднее.

– Значит ли это перевес проф жизни над досугом?

– Без всякого сомнения. У каждого человека времени на занятия Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава самообразованием, искусством, спортом, даже просто для общения вместе было не много. Много меньше, чем на его обязанности перед обществом и нужные для жизни дела. Может быть и другое – неумение использовать собственный досуг для самообразования и совершенствования. То и другое – признаки нехороший организации и малого уровня публичного сознания. Фай Родис гласит, что в Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава прочитанных нами текстах радиопередач Торманса так же не много смысла, как бывало у нас в античные исторические периоды ЭРМ, когда отпечатанные на листках нехороший бумаги каждодневные бюллетени новостей, теле– и радиопередач несли не больше трех-пяти процентов полезной инфы. Не считая того, Родис подозревает, по наличию огромного количества семантических Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава стереотипов, что письменность планетки почему-либо на малом уровне развития. Но мы еще не лицезрели ее, расшифровав язык по записям памятных машин.

– Еще учить и письменность? – шутливо вздохнул Вир Норин. – Сколько же нам придется вертеться над Тормансом?

– Не так много, – утешила его Чеди, – сейчас дело пойдет увлекательнее. Сейчас Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава Олла Дез начала перехват телепередач, и, наверняка, не позже чем завтра мы увидим жизнь Торманса.

Они узрели. Телевидение Торманса не достигнуло тонкой эйдопластической техники Земли, но передачи оказались четкими, с неплохой цветовой политрой.

Экипаж «Темного Пламени», кроме дежурных, рассаживался перед огромным стереоэкраном, часами следя чужую жизнь. Люди Торманса были Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава так похожи на землян, что более ни у кого не оставалось сомнения в правоте гипотезы историков о судьбе 3-х звездолетов ЭМВ. Странноватое чувство завладевало землянами. Как будто они смотрели на свои же массовые представления, разыгрываемые на исторические темы. Они лицезрели огромные городка, изредка разбросанные по планетке, точно Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава воронки, всосавшие в себя основную массу населения. Снутри их люди Торманса жили в тесноте высотных построек, под которыми в лабиринтах подземелий происходила ежедневная техно работа. Каждый город, окаймленный поясом чахлых рощ, рассекал их широкими дорогами, точно щупальцами, протянувшимися в необъятные поля, засаженные какими-то растениями, схожими на соевые бобы и Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава картофель Земли, культивировавшиеся в неограниченном количестве. Самые большие городка находились поблизости берегов экваториального океана, на тех участках дельт рек, где каменистая почва давала опору огромным зданиям. Вдалеке от рек и обработанных полей колоссальные площади суши были заняты сухими степями с редчайшей травянистой растительностью и нескончаемо одинаковыми зарослями кустарников.

В поясах обработанной Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава земли поражало отсутствие неизменных поселков. Какие-то невеселые постройки, длинноватые и низкие, утомляли глаз повторением однообразия всюду и в головном и в хвостовом полушариях, около огромных городов и наименьших концентраций населения. Томные машины двигались в пыли, обрабатывая почву либо собирая сбор, более томные повозки с грохотом неслись по Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава гладким и широким дорогам.

Земные наблюдатели не могли осознать, почему так гремят эти большие машины, пока не сообразили, что страшный грохот происходит просто из-за нехороший конструкции движков, халатной пригонки частей.

Час за часом, не смея нарушить молчание, чтоб не помешать товарищам, жители Земли смотрели на жизнь дальной планетки, оглушенные Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава массой первых воспоминаний. Временами те либо другие члены экипажа «Темного Пламени» вставали и удалялись в ту часть круглого зала за легкой перегородкой, куда на длиннющий стол подвели подачу еды. Там, обмениваясь впечатлениями, люди ели и опять ворачивались к экранам, опасаясь упустить хотя бы час из времени Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава телепередач Торманса. Фактически, не Торманса, а планетки Ян-Ях, как она называлась на тормансианском языке. Но заглавие Торманс так крепко вошло в сознание членов экспедиции за все те месяцы, когда оно было основным ориентиром их размышлений, что земляне продолжали воспользоваться им.

Узнали и главный город планетки, чье заглавие в переводе на Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава язык Земли означало Средоточие Мудрости.

И сначала подтвердилась гипотеза Фай Родис, что письменность Торманса представляла собою систему сложных символов – идеограмм, на овладение которыми даже острым мозгам землян пригодилось бы много времени. К счастью, существовал облегченный набор письменных символов, каким обходились в ежедневной жизни и в облегченном языке печатных новостей Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава. Новые таблицы украсили стенки зала на «Темном Пламени». Украсили, так как начертание символов соответствовало эстетическому чувству экипажа звездолета. Их сложные переплетения казались роскошными абстрактными рисунками. Тексты писались либо черным на ярко-желтой бумаге, либо же насыщенной зеленой краской на бледно-голубом фоне.

– Как прекрасно в сопоставлении с убогой простотой Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава нашего линейного алфавита! – восторгалась Олла Дез. – Может быть, по возвращении следует представить алфавит Торманса в СВУ – Совет Всеобщих Усовершенствований?

– Не думаю, – сделала возражение Фай Родис, – алфавитами этого вида уже воспользовались на Земле, и по много веков. Консерваторы всех времен и народов отстаивали их преимущество перед чисто фонетическими, схожими тем, какие Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава дали начало нашему линейному письму. Они обосновывали, что, будучи идеограммами, эти знаки читаются в едином смысле народами, говорящими на различных языках…

– И буковкы становятся не только лишь абстрактными знаками, да и знаками определенного смысла, – схватила Олла Дез. – Вот почему их такое неограниченное количество!

– И очень не много Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава для всего объема расширяющейся экспоненциально людской мысли, – добавила Чеди Даан.

– Вы правильно подметили главное противоречие, – подтвердила Фай Родис, – ничто не дается даром, и достоинства идеографического письма становятся жалкими с развитием культуры и науки. Зато стократно усиливается его недочет – смысловая окаменелость, содействующая отставанию мышления, замедлению его развития. Сложное прекрасное Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава письмо, выражающее тыщи цветов мысли там, где их необходимы миллионы, становится архаизмом, подобием пиктограмм людей каменного века, откуда оно, непременно, и вышло.

– Я издавна сдалась, Фай! – рассмеялась Олла Дез. – В СВУ меня бы объявили сторонницей пещерного мышления. Благодарю за спасение от позора.

– Навряд ли СВУ расправился бы так бесчеловечно с вами, – в Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава тон ей ответила Фай Родис. – В этом Совете большая часть мужчины, и притом скептики. Сочетание нестойкое перед личностями нашего пола, в особенности с вашими данными.

– Вы шутите, – серьезно произнесла Чеди, – а мне кажется трагичным настолько длительное существование идеограмм на Тормансе. Это неминуемая отсталость мышления…

– Точнее, замедленность прогресса и архаика Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава форм, – поправила ее Родис, – отсталость предполагает сопоставление. С кем? Если с нами, то на каком историческом уровне? Наш современный еще выше. Сколько сзади осталось веков неплохой, разумной и дружной жизни, скупого познавания мира, счастья обогащения красотой и радостью. Кто из нас отказался бы жить в те времена?

– Я Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, – откликнулся Вир Норин. – Они, наши праотцы, знали так не много. Я не мог бы…

– И я тоже, – согласилась Фай Родис, – но бескрайний океан зания так же простирается пред нами, как и перед ними. Чувственной различия нет. А личное достоинство, мечты и любовь, дружба и осознание – все, что Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава выращивает и воспитывает нас? В этом мы схожи. Почему же отказывать Тормансу в похожей ступени? Только из-за отсталой письменности? Тем паче главное подтверждение тормансианства, разумеется, отпадает. Наши демограммы не подтверждают колоссальной численности населения, подсчитанного цефеянами. Расходимся на целый порядок.

– Неописуемо! – покачал головой Гриф Рифт. – В остальном цефеяне проявили себя неплохими планетографами Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава. Ошибка это либо…

– Резкое падение численности, – докончила Фай Родис. – Может быть. Но тогда это трагедия, а мы не увидели ничего такого особенного.

– Не непременно трагедия, – сделала возражение Тивиса Хенако.

– Со времени посещения цефеян прошло более двухсотен пятидесяти лет. Возьмем среднюю длительность жизни, соответствующую для начала ЭМВ, – 70 лет. За период Экипаж звездолета «Темное пламя» 4 глава, равный четверной длительности жизни, население Торманса могло уменьшиться еще значительнее либо, напротив, возрасти по причинам чисто внутренним.


egora-zajceva-turemok.html
egorovoj-anastasii-viktorovni.html
egusserl-filosofiya-kak-strogaya-nauka-doklad.html